Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

леденец

(no subject)

Что вы (ну вы, не все, конечно, а выборочно с этими бесконечными нотациями "Мария! Пора!") ко мне привязались со своими свадьбами, детьми, совместно нажитым имуществом и чеками на купленную мебель? Перспективными вложениями, нужными инвестициями? Советами по уходу за ребенком, книжками по воспитанию, фартуками и рецептами борща? Фразами про покорность, подчинение (вообще, обожаю подчинение! когда так серьезно, сухие губы языком облизывает и говорит - "а теперь ты мне должна подчиниться, девочка"), обрисовками перспектив кредитов, одинокой старости? Какие-то постоянные обсуждения гипотетических разводов, заводимые до гипотетических браков? Что все это такое? Так хочется самого простого и дурацкого до безобразия - набрать цветного мармелада и пойти вместе в кино и трескать там этом мармелад и сладко целоваться. В отношениях я ужасна инфантильна :)
солнечная

(no subject)

На Солянке пахло жженым сахаром, мой лирический герой грустил - время настоящих героев еще не пришло (или уже безвозвратно утеряно?), а в одиночку всегда сложнее переживать любовь и, пожалуй, болеть. Впрочем, мне ли вам рассказывать, да и кто мне поверит, но если вам доводилось пить сухое вино где-нибудь в тихом переулке в центре города вечером, то, может, вам покажется всё это знакомым.

С каждым разом становилось всё скучнее и хотелось чего-то нового, ты искал ответ в моих грустных глазах, я предлагала абстрагироваться, но настолько ощутимо холодало, что по телу бежали мурашки. Потом тебе всё-таки удавалось отвлечься и верить улыбкам случайных пассажиров опоздавшего поезда и думать, что всё замечательно и так будет всегда. Мне не хотелось притворяться, что я тоже в это верю, и я уходила от ответов, не давая тебе задавать вопросы, - мне очень нравилось кусать твои губы как бы нечаянно.

Я надевала скромные закрытые платья - тебе нравилось расстегивать пуговицы и оголять мои плечи, и грудь, и живот, и бедра, мне нравился этот процесс интимной коммуникации как знак моего доверия и твоей преданности и нравилось чувствовать себя беззащитной, во всяком случае поначалу. Потом выяснилось, что по всем меркам прошло слишком много времени и всё внезапно закончилось. Выяснилось, что мы стали героями разных романов и нам не суждено встретиться вновь.
ты следующий

мне нравится, что все у нас с тобой наоборот

Я улыбаюсь, когда в дверном проеме вижу тебя голым, и прошу тебя незамедлительно одеться, а вместо этого ты прижимаешься ко мне, и я сквозь все свои тонкие одежды чувствую жар твоего тела. Я всегда стараюсь держать себя в руках, но мне, признаться честно, это дается трудно, потому что ты вытворяешь такие вещи, которые находятся в какой-то иной плоскости представлений о дозволенном. Ты каждый раз берешь меня за руку насильственно и грубо, вся кожа моя в засосах и местами в кровоподтеках, но ты настолько невозможен, что я чувствую, ты никогда не умрешь и мне не дашь умереть, потому что все, что ты делаешь, это вне всяких рамок и сложившихся привычек, а значит, все не может закончиться так же, как у всех – банальной смертью, ты просто радикальный реформатор и любовник-экстремист и вся твоя жизнь – это science fiction, где я твой(я) heroine! И все у нас с тобой взаимно. Мы балуемся друг другом, как подростки кладут под язык маленькие таблетки. Или как взрослые играют в шахматы, объявляя шах и мат! (О, у меня тут озарение: вот почему шахматы называются шахматами. Играть я в них по-прежнему не умею.)

Мне нравится, когда ты трогаешь руками мой живот – я себя чувствую ребенком пятилетним! Ты любишь ирисы, ириски и когда я готовлю рис – он слишком твердый и немного пресноват, но ты за это меня любишь, я всё знаю Мне, вообще, нравится твой подход ко мне. Особенно когда по утру ты заливаешь мое тело жирным кефиром, а потом надо мной смеешься. В ответ, как только ты уснешь, я бегу за сметаной, чтобы намазать твои губы и подрисовать усы! У нас с тобой молочная война. Ты назначаешь бой, my boy, я лихорадочно готовлю свой окрас – мукой припудриваю щеки, чтоб скрыть поглубже все муки на лице. Я не люблю проигрывать, но тебе так сладко покоряться мне нравится – ты тогда со мной так нежен, как пенки в топленом молоке, которые все в детстве выплевывают незаметно, чтоб мама не ругала. Мне кажется, с тобой мы погибнем во сне или от лишнего укола, ведь нам однажды введут инъекцию, когда им надоест слушать наши претензии, что стены недостаточно мягки и белы. Как жаль, как жаль.
ты следующий

show me secret sins

Ты горький как розовый грейпфрут. Мне нравится твой запах, я иногда с ума схожу от искушения, но я терплю. Потом, конечно, я не выдержу и на тебя жадно накинусь. По ощущениям это будет сходно тому, как едкий сок стекает по подбородку и шее и щиплет в уголках губ, а потом быстро засыхает и оставляет липкие следы-дорожки. Дотронешься к таким и сморщишься оттого, что неприятно и скорее побежишь умываться. Умоешься и подумаешь, что было все-таки вкусно. И забудешь уже про всё неприятное. Я очень люблю грейпфруты! Красные и розовые. А сок люблю из желтых пить, он самый кислый.

Мы в жаркие вечера садились на улице на высокие стулья около какого-то магазинчика, где продавали всякую аппетитную выпечку и свежевыжатый сок. Я брала грейпфрутовый, хоть в цитрусовых соках всегда плавают такие измельченные кусочки косточек. Но вся моя брезгливость отходила на второй план, когда этот горько-кислый сок касался моих губ. О, то было приятней поцелуя ночью!

Я очень много думаю о тебе, но у меня, как у человека, которого часто называют безудержным, бывает диатез, если вдруг мне нравится что-то до одурения. Поэтому нужно себя ограничивать, чтобы потом не было проблем с кожей и вообще.

"Сидеть и мыслить - это просто онанизм какой-то", - как выразился сегодня наш преподаватель. Меж тем, это мое призвание.