Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

ты следующий

мне нравится, что все у нас с тобой наоборот

Я улыбаюсь, когда в дверном проеме вижу тебя голым, и прошу тебя незамедлительно одеться, а вместо этого ты прижимаешься ко мне, и я сквозь все свои тонкие одежды чувствую жар твоего тела. Я всегда стараюсь держать себя в руках, но мне, признаться честно, это дается трудно, потому что ты вытворяешь такие вещи, которые находятся в какой-то иной плоскости представлений о дозволенном. Ты каждый раз берешь меня за руку насильственно и грубо, вся кожа моя в засосах и местами в кровоподтеках, но ты настолько невозможен, что я чувствую, ты никогда не умрешь и мне не дашь умереть, потому что все, что ты делаешь, это вне всяких рамок и сложившихся привычек, а значит, все не может закончиться так же, как у всех – банальной смертью, ты просто радикальный реформатор и любовник-экстремист и вся твоя жизнь – это science fiction, где я твой(я) heroine! И все у нас с тобой взаимно. Мы балуемся друг другом, как подростки кладут под язык маленькие таблетки. Или как взрослые играют в шахматы, объявляя шах и мат! (О, у меня тут озарение: вот почему шахматы называются шахматами. Играть я в них по-прежнему не умею.)

Мне нравится, когда ты трогаешь руками мой живот – я себя чувствую ребенком пятилетним! Ты любишь ирисы, ириски и когда я готовлю рис – он слишком твердый и немного пресноват, но ты за это меня любишь, я всё знаю Мне, вообще, нравится твой подход ко мне. Особенно когда по утру ты заливаешь мое тело жирным кефиром, а потом надо мной смеешься. В ответ, как только ты уснешь, я бегу за сметаной, чтобы намазать твои губы и подрисовать усы! У нас с тобой молочная война. Ты назначаешь бой, my boy, я лихорадочно готовлю свой окрас – мукой припудриваю щеки, чтоб скрыть поглубже все муки на лице. Я не люблю проигрывать, но тебе так сладко покоряться мне нравится – ты тогда со мной так нежен, как пенки в топленом молоке, которые все в детстве выплевывают незаметно, чтоб мама не ругала. Мне кажется, с тобой мы погибнем во сне или от лишнего укола, ведь нам однажды введут инъекцию, когда им надоест слушать наши претензии, что стены недостаточно мягки и белы. Как жаль, как жаль.
webcamera

пишет "красивая как на фотографии"

Я вернулась и недели две посхожу с ума, повпиваюсь ногтями в поверхность стола, вспомню вкус моря на губах - а может и не вспомню, с этим делом как-то мучительно трудно в последнее время. Моя болезнь протекает в легкой форме, потом она выльется просто в фрагментированные воспоминания, которые я детально как-нибудь сама подгоню, чтобы сложилась общая картина. А может, и не стану заниматься всей этой хуетой. Ой, простите, не хотела.

Меня сейчас заботит тот факт, что мне надо на четверг писать эссе, завтра к 1й паре в универ уже ехать и что сегодня утром в Москве я пила зеленый чай липтон, который на вкус был похож на мыло так сильно, что я даже попробовала попускать пузыри и у меня почти получилось. Вчера ночью в поезде не знала, куда себя деть. Ладно, чуть позже начну сходить с ума все же. Это всегда так красиво и волнительно, да.
  • Current Music
    BezBileta - две лодки
webcamera

With my eyes closed you look closer

На краешке холодного моря, которое начинается с мокрых серых камней и мутной воды, студеной и леденящей опущенные в нее тонкие пальцы с длинными ногтями, чувствуешь себя так прекрасно, но чуточку одиноко, потому что ветер трепет волосы и шарф постоянно перестает греть шею. Думаешь о том, что предстоит впереди, что было и чего не вернуть и грустишь по ушедшему. Шмыгаешь носом и дышишь на пальцы, покрасневшие после погружения в воду. Так замечательно, но тоскливо приходить сюда одному и подолгу сидеть на подстилке, в теплой вязаной кофте и непременно широком и длинном шарфе, смотреть вдаль и считать чаек в небе, грустить по-тихому, без всяких слез, потому что соленой воды хватает сполна, и опускать пальцы так приятно, но в то же время отчаянно, будто бы ожидаешь, что кто-то придет и скажет: «И чего ты как ребенок суешь пальчики в холодную воду? Ведь простудишься». И каждый раз словно ждешь того, кто нарушит тишину и рассмеется громко. И еще берешь зонт, хотя я не знаю, как это – дождь у моря и море в кругах. Такого, может, и не бывает. Иначе слишком много воды. И даже слёзы тогда тоже будут уместны.

Смотришь на отражение неба в серой от этого воде, и уже воздух тоже кажется каким-то серым, да и всё вокруг. И чьи-то контрастные глаза, зеленые там или темно-карие, окажутся слишком яркими, поэтому лучше не брать зеркала или все-таки старательно избегать встреч, хоть и поначалу кажется, будто бы тут никогда никого не было и не будет.
Одиночество и грусть прекрасны. Они больше остального дают вдохновения и желания перемен. Разве что классическая музыка еще.

Мне кажется самым несправедливым в жизни, что наши близкие умирают раньше нас. И что мы умираем раньше наших близких. Потери всегда болезненны и не возмещаются никакими находками. На краешке холодного моря понимаешь это так отчетливо, как никогда. И не чувствуешь, что пальцы замерзли.